0

Русская культура

Каждый раз, когда вы будете говорить о великом русском балете, я буду рассказывать вам историю неоднократно изнасилованной на глазах у родителей, а затем похищенной русскими извергами молодой учительницы из Броваров. О десятках, а может и сотнях изнасилованных украинских женщин. Часто на виду у детей. О 15-16 летних девочках из Бородянки, подвергшихся страшному насилию кадыровцами. О телах пяти изнасилованных молодых девушек, убитых и оставленных прямо на дороге. Об этом мерзком «будем тра*ать хохлушек» в перехватах. Вот что я вам скажу в ответ о гонимом великом русском балете.
Каждый раз, когда вы будете мне говорить о великих русских композиторах, я буду вам рассказывать историю девочки, на глазах которой и ее маленького брата в мариупольском подвале не один день умирала их мама. А потом с трупом мертвой мамы дети были вынуждены и дальше укрываться в подвале от обстрелов. О мальчике из Гостомеля, на глазах которого русские солдаты застрелили его отца. А потом хотели убить и сына, но тот выжил. О девочке, которой выстрелили прямо в лицо. О малышке, который бежал с бабушкой в ​​лодке. Бабушка утонула. А мальчика ищут уже почти месяц. Вот что я вам скажу в ответ о гонимых великих русских композиторах.
Каждый раз, когда вы будете говорить мне о великой русской живописи, я буду вам рассказывать о расстрелянных в спину мирных украинцах в Макаровском районе. А перед тем как застрелить, орки завязывали им руки. О сотнях трупов на улицах Бучи, Ирпеня, Гостомеля. О братских могилах во дворах жилых кварталов. Братские могилы мирных жителей до недавнего времени уютных и безопасных городов. Братские могилы. В 21 веке. Вот что я вам скажу в ответ о гонимой великой русской живописи.
Каждый раз, когда вы будете мне рассказывать о великом русском театре, я буду вам рассказывать историю женщины из Броварского района, из дома которой российские мародеры, отступая, снимали металлочерепицу. О танках и БТРах «второй армии мира», нагруженные до краев награбленным в украинских домах. Украденные телефоны, планшеты, телевизоры, стиральные машинки, ковры, украшения, бутылки с алкоголем, сковородки, одежда, игрушки, обувь – все, что случалось на пути этим ублюдкам. О том, как добравшись до Беларуси, они наперегонки отправляли награбленное своим семьям в Россию. О том, как торговали ворованным на белорусских базарах. Вот что я вам скажу в ответ о гонимом великом русском театре.
Каждый раз, когда вы будете рассказывать мне о великом русском кино, я буду рассказывать вам о жестоко расстрелянных конях в конюшнях Киевской области. О заморенных голодом и жажде животных зоопарка в Ясногородке. О сожженной после взрыва коже оленя. А теперь максимальное дикость… Об убитом и съеденном российскими оккупантами алабаями. Да, алабая. Да, собаки. Да, съеденной. Вот что я вам скажу в ответ о гонимом большом русском кино.
Каждый раз, когда вы будете рассказывать мне о великой русской литературе, я буду вам рассказывать о десятках перехватов разговоров русских солдат с их матерями и женами. Разговоров, в которых кроме наиуя на нахе ничего нет. Разговоры, в которых жены заказывают, что им украсть в украинских домах. Разговор, где матери смеются, когда сынишки рассказывают, как их побатримы насилуют хохлушек. И если из этих разговоров выбросить все мамы, у них останется разве что «привет» и «пока». Вот что я вам скажу в ответ о гонимой великой русской литературе.
Больше нет никакой великой русской культуры, литературы, кино, живописи, театра и балета. Есть страна уродов, мародеров, насильников и убийц. Диких людей, которым нет места в цивилизованном мире!

А многострадальные новоиспеченные русские диссиденты в уютных квартирах Берлина, Лондона, Ларнаки, Милана, Тбилиси, Астаны, Вены и других временных приютов, пусть идут по маршруту русского корабля, гордо унося в руках большую русскую культуру!

Автор: Olena Pshenychna

Visa

Архивариус

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.